АССОЦИАЦИЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ОХОТНИЧЬИХ И РЫБОЛОВНЫХ ХОЗЯЙСТВ

Общественный союз

"Полювання... зближує нас з природою, привчає нас до терпіння, а іноді і до холоднокровності перед небезпекою."

Іван Сергійович Тургенєв

"Дай людині рибу, і ти нагодуєш її тільки раз. Навчи її ловити рибу, і вона буде годувати себе рибою все життя."

Китайський вислів

width="160"
width="160"
width="160"

width="160"

Ми в соцмережах

Тема недели

Запрещать – не охранять?

Пока мы завещаем и запрещаем, они развивают и зарабатывают

Недавно в Украине приказом министра Минэкологии была запрещена охота на лося на 25 лет, ранее зубра и медведя внесли в Красную книгу.

Сейчас ходят разговоры о запрете охоты на все виды охотничьих парнокопытных без каких-либо научных исследований и обсуждений с общественностью, как это произошло с запретом охоты на лося. Главный аргумент экологов – уменьшение, по их мнению, поголовья дичи в угодьях (хотя данные госотчетности свидетельствуют об обратном).

Но практика ведения охотничьего хозяйства доказала уже не раз – запрет не приводит к развитию и увеличению численности диких животных, так как природные ресурсы, особенно ценные, надо охранять и восстанавливать, тем более, если они не закопаны глубоко под землю, а свободно бегают по лесу. Без охраны всегда найдется желающий на халявное «народное добро». А кроме охраны, дичь еще надо подкармливать зимой, разводить, расселять и многое другое. И для всего этого нужны люди и средства.

Охота – отбор разрешенного процента животных по результатам учетов – это единственный законный источник поступлений охотничьего хозяйства, за счет которого можно реализовать все вышеперечисленные меры и удерживать оптимальную численность диких животных в угодьях. Так работает весь цивилизованный мир.

Запрет охоты – значит перекрыть единственный источник финансирования и автоматически уничтожить отрасль народного хозяйства, которая около ста лет развивалась в Украине, давала работу, особенно людям из сельской местности, и приносила немалые средства в госбюджет.

Охотничью отрасль все больше подавляли, экологи создавали все больше и больше преград для ее развития, запрещая ту или иную деятельность пользователям охотничьих угодий. Сейчас же появилась реальная угроза уничтожения отрасли – тотальный запрет ведения охотничьего хозяйства.

Между тем украинские реформаторы кивают на Запад и ставят в пример страны ЕС, США и даже ту же Беларусь с ее хозяйственным отношением к собственной стране.

Но подождите, в этих странах наоборот – никто не запрещает хозяйственную деятельность, а работают над тем, чтобы ее развивать, потому что это двигатель экономики любой страны.

Посмотрите статистику стран Старой Европы – Австрии, Германии, Бельгии, Испании, Италии, Венгрии, они собирают урожая, рубят леса, вылавливают рыбы, добывают дичи в несколько раз больше Украины, имея при этом в несколько раз меньше территории.

Вот, например, Беларусь. Страна в три раза меньше Украины. Более десяти лет назад там при президенте страны была создана государственная охотничья служба, благодаря которой белорусы за два-три года забыли что такое браконьерство. Вместе с тем, надо было содержать эту службу, а для эффективной работы обеспечивать ее современными техническими средствами. Для этого белорусы начали развивать второе направление – охотничий иностранный туризм, который и по сей день является приоритетом государственной политики страны.

Подтверждением этого является отчет начальника отдела охотничьего хозяйства Министерства лесного хозяйства Сергея Шестакова, с которым он выступил 28 марта на пресс-конференции в Минске, где рассказал, что количество иностранных охотников в 2016 году в Беларуси увеличилось по сравнению с предыдущим годом на 19%.

– Иностранные туристы интересуются добычей видов, охота на которые у них запрещена. Это зубр, лось, глухарь, тетерев, волк, весенняя охота на гусей. В прошлом году у нас было добыто рекордное количество волков – более 1700 голов, – отметил Сергей Шестаков.

– Стоимость разрешения на добычу одного зубра от 10 тыс. евро. Первый эксклюзивный тур охоты на этого зверя в 2017 году было организовано в феврале охотничье-хозяйственным предприятием «Белгосохота» и принес нам около 15 тыс. евро, – рассказал директор предприятия Олег Бузо. – Речь идет только об охоте на старых и выбракованных особей, без ущерба для популяции и окружающей среды. Ежегодно в Беларуси на отстрел зубров выдается около 20-25 разрешений, это почти 300 тыс. евро, а полученные от охоты средства идут на охрану и воспроизводство популяции.

– В 2014 году в белорусском охотничьем туризме наблюдался спад, который был связан с африканской чумой свиней. Тогда дикий кабан был нашим основным охотничьим ресурсом, и охота на него была открыта круглый год. Когда кабана не стало, впервые за много лет поток иностранных охотников упал на 40%, – продолжает Сергей Шестаков. – Поэтому охотничьи хозяйства стали развивать альтернативные охотничьи виды диких животных. В Копыльском лесхозе построен фазанарий, ежегодное производство которого до пяти тыс. голов птицы, оборудованы охотничьи вольеры площадью от 100 га до 2 тыс. га, где теперь живут олени, лани, муфлоны. Чтобы не потерять доходы, мы стали больше ориентироваться на оленьих и ценных птиц – глухаря, тетерева и фазана.

Развиваем охотничью инфраструктуру, строим вольеры, лесные дороги, базы и дома отдыха охотников.

Также мы разрешили охоту с луками и арбалетами, которая достаточно интересна для туристов из скандинавских стран. Чем больше у нас будет охотничьего «ассортимента», тем больше к нам приедет охотников с разными интересами. Кроме традиционной охоты, мы можем предложить видео и фотоохоту, наблюдение за животным миром.

Наши гости – охотники-туристы из России, Италии, Австрии, Германии, Франции и других стран Европы и США, – отметил представитель Минлесхоза.

Что касается стран ЕС, то там ситуация в охотничьем хозяйстве еще лучше. В отрасли работают тысячи людей, задействованы крупные предприятия по изготовлению оружия, боеприпасов, снаряжения, одежды и аксессуаров. Многие из них имеют вековые традиции и древнюю историю развития. Мощная и сфера услуг для охотников. Все это приносит в бюджет страны колоссальные поступления – сотни миллионов евро в год. Кроме того, питательной, богатой незаменимыми аминокислотами, но доступной продукцией питания из дичи обеспечено все население ЕС. А главное, что дичь – это быстро восстанавливаемый ресурс, а охотничье хозяйство ничем не отличается от фермерского животноводческого хозяйства, низкокачественной продукцией которого забиты наши супермаркеты.

Кому посчастливилось посетить Старую Европу, подтвердит – диких животных там такое количество, что косули и олени выстраиваются вдоль автобанов за сеткой, которой отгорожены трассы, и с удивлением наблюдают за неудержимым движением человеческой жизни, а те, в свою очередь, их даже не замечают.

И только наш человек, увидев это зрелище, прилипает к окну авто и не может поверить, что это происходит с ним в реальной жизни. И это понятно, единственное, что непонятно, так это то, почему украинская власть избрала какой-то другой, никому неизвестный и непонятный путь развития, и вместо того, чтобы совершенствовать хозяйственную деятельность, охранять, воспроизводить и зарабатывать на этом – ЗАПРЕЩАЕТ.

Главный враг дикой природы в Украине – не охотник и охотничье хозяйство, в чем уверены экологи и украинское общество, а бездействие и равнодушие власти, которая должна была уже давно создать соответствующие охранные структуры по борьбе с армией безнаказанных браконьеров, которые в погоне за халявой и адреналином уничтожают большинство дичи, о которой заботится, но не может сохранить пользователь охотничьих угодий.

 Подготовил Роман НОВИКОВ,

Газета «Природа і суспільство» №7, 2017р.

Пожалуйста, введите ваш E-mail: